Одна вещь, которая наконец помогла мне перестать переедать после десятилетий йо-йо диеты

  • 29-10-2020
  • комментариев

Скажем так, дзен - не первое слово, которым я бы описал себя. Я больше попадаю в лагерь нервозных и нервных по поводу всего. Поэтому внимательность - состояние ума, достигаемое путем сосредоточения вашего осознания на настоящем моменте - казалась мне долгим шансом. Но для осознанной жизни наступает важный момент, который считается панацеей от всего, от тревоги до бессонницы и ожирения. В свои 42 года и при моем максимальном весе я был готов попробовать все.

За последние два десятилетия я оседлал волну похудания в нашей культуре от Аткинса до детоксикации с использованием зеленого сока. Все с той же целью: я все еще был толстым. Я наконец понял, что другая диета - не ответ, и решил обратиться за профессиональной помощью. Я начал терапию у психотерапевта из Нью-Йорка Алексиса Конасона, который специализируется на осознанном питании и неудовлетворенности телом.

Конасон описывает осознанное питание как полное осознание и присутствие в ваших отношениях с едой и своим телом. «Он основан на осознанной медитации и привносит те же навыки, которые развиваются в ней, такие как наблюдение без осуждения, в наш процесс приема пищи», - говорит она. Во время моего первого сеанса она объяснила мне, что осознанное питание как стратегия похудания сводит на нет всю суть практики и просто не работает. Я помню, что всегда есть загвоздка, подумал я тогда, когда все еще надеялся, что осознанность поможет мне сбросить вес.

ВИДЕО: 3 необычных способа поесть индейку

Мои непростые отношения с едой и диетой начались десятилетия назад. Я попробовала свою первую диету на первом курсе колледжа. После этого я всегда либо сидела на диете, либо собиралась сесть на нее. В моем сознании все продукты считались хорошими или плохими, и мое поведение определялось по одной и той же категории. То, что я действительно хотел съесть, редко приходило мне в голову. Но именно здесь проявляется внимательность, - говорит мне Конасон в отдельном разговоре, который у нас был вне наших терапевтических сеансов.

«Чтобы по-настоящему питаться осознанно, мы должны доверять своему телу, что для большинства из нас является серьезным прыжком в веру», - объясняет она. «Почти невозможно услышать, что наше тело говорит нам, когда мы работаем против него, чтобы потерять вес. У нас есть внутренняя система навигации, которая помогает нам правильно питаться. Проблема в том, что мы проводим так много своей жизни, пытаясь обойти этот внутренний GPS, что становится очень трудно услышать, что говорит нам наше тело ».

Она говорит, что большинство людей, особенно те, кто придерживался диеты йо-йо, как и я, борются со своим телом, вместо того, чтобы подчиняться его естественному руководству. «Когда наше тело жаждет кекса, мы кормим его капустой. Мы лишаем себя того, чего хочет наше тело, борясь со своими пристрастиями, пока, наконец, не «проглотим» и не съедим целую коробку кексов, почти не пробуя их, чувствуя себя неконтролируемыми, а затем ругаем себя за то, что мы такие «плохие», и клянемся никогда не снова съесть сладкое ».

Звучит знакомо? По сути, это история моей жизни (без капусты).

Несмотря на то, что я начал терапию специально из-за своих проблем с питанием, я ходил неделя за неделей в течение полных шести месяцев, прежде чем я даже начал понимать корень своего переедания. Это вряд ли было моим первым родео на кушетке, но когда я начал знакомую распаковку моей истории жизни, включая отсутствие отца и изрядно изнуряющую тревогу, я впервые посмотрел на вещи через призму своей эмоциональной привязанности к еде.

СВЯЗАННЫЙ: Хлоя Кардашьян о том, как Diet Cheat Days на самом деле улучшает ее метаболизм

В этот момент я также участвовал в девятинедельном групповом занятии Конасона «План против диеты». Предпосылка состоит в том, что человеку нужно примириться с едой и своим телом, прежде чем по-настоящему есть осознанно. Итак, каждый вторник вечером я присоединялась к восьми другим скептически настроенным женщинам Нью-Йорка, чтобы заново научиться есть.

Каждая встреча начиналась с медитации и включала в себя прием пищи. Мы начали с изюма. Мы нюхали их, трогали их, ели по одному и съедали, только если хотели. Я отчетливо помню одну женщину, которая со стыдом сказала: «Ты видела, как я просто засунул их всех себе в рот?» Самосознание, которое вы испытываете, когда живете с пищевым стыдом, настолько глубокое, что может относиться даже к изюму.

Оттуда мы начали есть шоколадный торт, вместе ходили в ресторан, а затем, наконец, покорили нашего индивидуального альбатроса - какую бы пищу мы ни чувствовали из-под контроля, - и попытались съесть ее осознанно. Некоторые участники боролись с тем, что они выберут, но для меня это было несложно. Я принесла домашние шоколадные пирожные, которые я ела, пока не заболела физически. Моя тяга к сахару была настолько сильной в тот момент, и я знала, что она коренится в миллионе эмоций, помимо голода.

Мы неоднократно обсуждали идею принятия себя, которую, как и многие другие женщины, которые всегда пытались похудеть, я отвергал каждой клеточкой своего тела. Как я мог когда-либо принять себя таким? Один из членов группы сказал вслух, о чем мы все думали: «Это было бы похоже на такое поражение».

СВЯЗАННЫЙ: Я исключил молочные продукты на месяц - и это не было волшебным решением, которое, как я думал, будет

Конасон говорит мне, что это обычная точка сопротивления. «Мы каким-то образом пришли к выводу, что если мы действительно плохо относимся к себе, если мы просто достаточно запугиваем и ругаем себя, тогда мы, наконец, найдем мотивацию для изменений. Мы рассматриваем принятие как поражение и думаем, что если мы принимаем себя, это означает, что все останется по-прежнему », - говорит она.« Ненависть к себе сковывает нас. Долгосрочные изменения происходят из сострадания и заботы. Мы должны отпустить борьбу, чтобы двигаться вперед, и принятие себя - это первый шаг к освобождению от себя ».

Вне курса я пробовал эту новую практику с тем же религиозным рвением, что и при каждом ударе по снижению веса. Я смотрел на кусок пиццы, как на уравнение, которое нужно решить, и спрашивал себя: действительно ли я хочу этого? Неизбежно съев ее, я применял такое же навязчивое внимание в следующий раз, когда сталкивался с «плохой» едой. Я чувствовал гордость, когда ничего не ел, и все тот же старый знакомый стыд, когда ел.

Наконец, мне пришло в голову: я относился к осознанности как к еще одной диете. Эта лампочка была действительно первым шагом на моем пути. Постепенно и в сочетании с другими положительными изменениями, такими как упражнения, отказ от алкоголя и продолжающаяся терапия, я теперь могу принимать более достоверные решения, основанные на том, чего я действительно хочу. Если я хочу десерт, я его ем. (Предупреждение о спойлере: большинство ночей я жажду этого.)

СВЯЗАННЫЙ: 3 хитрые вещи, которые заставляют вас жаждать сахара

Но самый значительный сдвиг - это моя новообретенная способность заставить замолчать своего внутреннего хулигана. Научиться принимать себя таким, какой я есть, намного сложнее, чем считать калории, но прямо сейчас это моя главная цель. Хотел бы я сказать вам, что размер моего тела больше не является для меня проблемой, но я еще не совсем там. Учась справляться со своим истинным голодом, я сосредотачиваюсь на прогрессе, а не на совершенстве. Я похудела и продолжаю худеть.

Но, как и в случае с моей одержимостью едой, отслеживание числа на шкале становится скользкой дорогой, поэтому я стараюсь переключить свое внимание на свое эмоциональное благополучие. По-настоящему позволяя себе есть то, что я хочу и когда хочу, это было невероятно раскрепощающим, а чувство контроля над своим выбором еды заставило меня почувствовать себя более контролирующим свою жизнь в целом. В поисках счастья и самодовольства я наконец (наконец!) Освободил место для целей, которые нельзя измерить шкалой.

комментариев

Добавить комментарий